«Иметь свои корни….»

???????????????????????????????Память людей связана с тем местом, где они родились, где живут. Это согревает человеческое сердце, делает его счастливым. Человек несчастен, если потерял Родину. Родина – это много. Она подобна дереву, на котором не сосчитать листьев. И все, что мы делаем доброго, прибавляет сил ему. Но всякое дерево имеет корни. Корни питают дерево, связывают его с землей. Корни – это то, чем мы жили вчера, год назад, сто, тысячу лет назад. Это наша история. Это наши деды и прадеды. Это их дела, молчаливо живущие рядом с нами.


Русские деревни, появившиеся позже Кузнецка, чаще всего назывались по именам или фамилиям первопоселенцев – их основателей. Это свидетельствует о большом уважении в те времена к простым людям. Власти утверждали появившиеся стихийно названия поселений.
В работе И.Ю. Ускова Ревизские сказки волостей Кемеровской обл.- Кемерово, 2001 читаем: В 1715г. был построен Мунгатский острог, или станец, «присланными из Кузнецка казаками … по просьбам многочисленных поселенцев». В I ревизию (1719) в его ведомстве отмечены деревни Меретская, Косминская и Верх – Уенская. (С.11)
В ведомстве Мунгатского острога в 1734 г. путешественник Г.Ф. Миллер перечислил деревни: “b ) По реке Уену, или Ине, вниз по течению:
4. Меретская, на устье речки Мереть, с востока впадающей в Иню, в 28 верстах от Коноваловой,
5. Хмелёва, на том же правом, или восточном, берегу, напротив речки Касмы, в 26 верстах от предыдущей деревни.
7. Драчёнина, Заозёрная, Грамотеева – все три на левом берегу реки Ини, ниже Хмелёвой.
Первичные материалы II ревизской переписи по Кузнецкому уезду не сохранились, что не позволяет отследить процесс образования деревень в Кузнецком уезде между I и III ревизиями (1719-1763).
При проведении административной реформы 1779-1783 гг. были созданы приписные слободы. В состав Касминской слободы вошли деревни Ваганова, Байкаимская, Бояратская (Миронова), Брюханова (Дурнова), Брюханова, Грамотеииа, Дроченина, Егозова, Еремеева, Звопкова, Калинина, Камышпа, Кокуйская, Кольчугина, по р. Камысле, Камыслинская, Корнилова, Коровина, при р. Корчугане, Корчуганско-Белкина, Кыргинцова, Лебедева, Морозова, Мохова, Мусохранова, Ново по Косьме, Окуневка, Подгорная, Полысаева,
Портнягина, Протопопова, Сапогова, Тарабарина, Торопова, Трекина, Ушакова, Уфимцева, Хмелева, Худякова, Худяшева.(С.12)
В книге А. Волкова Ленинск-Кузнецкий. – Кемерово, 1966 записано:
1782 год в списках «Кузнецкого ведомства деревень» упоминаются «Меретская – при-Ине», «Полысаева-при-Ине», «Байкаимская – при -Ине», «Кольчугино -при -Ине» (С.97).
Отсюда можно сделать вывод: поселение Полысаева появилось в период проведения III – IV реви-зий (1763 – 1782).

Полысаево – название официальное. Существуют две версии, одна прописана в книге Шабалина, В. Тайны имён земли Кузнецкой. – Кемерово, 1994, С.147.
Первая «… Образовано в XVIII в. крестьянами – переселенцами из Европейской России Полысаевыми, по фамилии которых и названо. До 1917 г. деревня входила в состав Кольчугинской волости Кузнецкого уезда Томской губернии. Официально названо Полысаево. Фамилия образована от глагола полыснуть – «пырнуть».
Вторая, как легенда, что первые жители поселились по Лысей горе.
Изучая информацию из Переписной книги Кузнецкого уезда 1719 г. можно сказать, что по всем станцам не обнаружено упоминания имени Полысаев и позднее на нашей территории не прослеживаются одноимённые потомки, как, например Беловы, Конёвы. Эти главы фамилий отпочковались из д. Мерецкой и образовали собственные поселения, которые отмечены датой 1763 г. Зато встречаются имена, которые «всегда жили в д. Полысаева», они упоминаются в ревизских сказках за 1719 г – беломестный казак Осип Едакин, 58 лет из д. Тереньева Мунгатского станца; оброчные Конёвы, Нагибины, Беловы из д. Мерецкой, гулящий Григорий Уткин из д. Тихановой, оброчный Василий Коровин, 48 лет из д. Чердинцева.
Горный округ был закрыт для свободного переселения до середины XIXв. Рост населения старожильческих селений происходил за счёт естественного прироста, самовольного или принудительного переселения из одной деревни в другую. Можно предположить, что основателями нашей деревни могли стать крестьяне окрестных деревень, поселившись по Лысей горе на левом берегу реки Иня в 7 верстах от Кольчугино.
Со второй половины XVIII в. приписные крестьяне кузнецкого уезда получили возможность отрабатывать подушную повинность, не выезжая на Алтай. Приписанные к Гурьевскому и Салаирским заводам крестьяне работали на них от двух недель до двух месяцев. Связь с Томском осуществлялась по Томи и просёлочному тракту «Казачьей дороге», которая проходила через Кольчугино, Полысаево (улица Крупской называлась Казачьей) на Салаир в Кузнецк и обратно. Работы делились на «конные» и «пешие» В деревне Полысаево разводили лошадей для гужевых перевозок: руд, древесного и каменного угля, извести и других материалов, а также поставка заводам хлеба и фуража. Конбаза сохранялась и в военное время 1941-1945гг. Пешие работы – в выполнении горных и плавильных работ, рубке дров, леса, выжиге древесного угля для плавильных печей.
После отмены крепостного права, в 1861 году, приписные крестьяне получили права «свободных сельских обывателей».

Карюкина Т.Т., библиотекарь краеведческого сектора

Источники:
Волков, А. Ленинск-Кузнецкий. Кемерово, 1966. – С. 6,7, 97.
Кимеев, В.М. Аборигены и русские старожилы Притомья. Кемерово, 2002, С.171
Сибирь XVIII века в путевых описаниях Г.Ф. Миллера. Новосибирск, 1996, С.33,34.
Усков, И.Ю Ревизские сказки волостей Кемеровской области.– Кемерово,2001. – С.11,12.
Шабалин, В. Тайны имен земли Кузнецкой. – Кемерово, 1994. – С.147.

 

Добавить комментарий